Голодная, немытая, бесправная

Голодная, немытая, бесправная - История

Фото: фотобанк

Столько внимания к себе со своей стороны с Юлии никогда никто не требовал. Юле показалось, что даже с маленьким сыном на руках, она так не уставала, как сейчас, проживая на одной территории с бабушкой-божьим одуванчиком.

Бабуля постоянно теребила Юлю своими просьбами, словно тень являясь перед дверью и пугая своими бесшумными передвижениями. Могла приоткрыть дверь и уставиться своим немигающим взглядом в спину Юли, или Игорёшки. Или протискивалась прямо на балкон, где Юлия развешивала стиранное белье, возникала за спиною как тень, молча сопела в затылок, влезала своей физиономией даже в маленькое окошечко, расположенное высоко над потолком ванной, когда Юля мылась или занималась стиркой.

— Тетя Тоня, ну что у вас за привычка такая - появляться внезапно? Так и до инфаркта недолго человека довести! - принималась "учить" бабушку Юля, измотанная вечным присутствием старушенции в своей жизни.

Потребностей у бабы Тони было немного: включить телевизор в комнате, покормить, налить чаю. Но действа сия необходимо было повторять снова и снова: старая женщина, например, просила чаю каждые 15 минут. Сама согреть чайник и налить себе в чашку напиток она не могла. Была еще деликатная проблема, но Юля решила ее быстро, после того как приобрела в аптеке памперсы для взрослых.

Бабушка со своими запросами Юлю достала окончательно, когда чуть не выломала дверь в ванную, где Юля принимала душ.

— Юля, ты где, Юля? Ты тут? - долбилась бабка в дверь, пока Юля торопливо смывала с головы шампунь.

— Да тут я, тут! - раздраженно кричала Юля, но бабка будто не слышала ответа, выламывая дверь дальше.

— Юля ты тут?

В пене, в мыле, Юлия выскакивала за дверь как ополоумевшая.

— Что вы долбитесь, пожар что-ли?

И натыкалась на просящий бабкин взгляд:

— Чаю я хочу, с сахаром!

Чтобы решить проблему с чаем раз и навсегда, Юля купила в магазине большой термопот, выставила около него на поднос чашки, ложки, сахар и пакетики с чайной заваркой. Не помогло. Бабка воспринимать аппарат ни в какую не соглашалась.

— Тут делов-то - кнопочку нажать! - поражалась Юлия, в сотый раз показывая пенсионерке, как пользоваться "диковиной". Та только хлопала глазами:

— Чаю давай.

Шестилетний Юлин сын, Игорь, бабушку "не принимал".

— Она меня пугает! - жаловался он. - Давай переедем обратно туда, где мы жили раньше, без нее?

— Надо потерпеть, зайчик, - мямлила что-то Юлия, сама уже с трудом веря в свои слова, - Она с нами - временно. Зато очень скоро мы будем жить с папой. С твоим папой.. ты ведь любишь папу? - заглядывала она в глаза сына.

— Нет, я его не люблю, - честно отвечал ей мальчик и Юля отмахивалась:

— Ничего, полюбишь. Он ведь родной твой папа.

Вова же в квартиру носа не показывал, на Юлины звонки отвечал нехотя, отмахиваясь вечной занятостью.

Жить с бабкой было сложно, но терпимо. Вопрос состоял в том, а надо ли было это самой Юле? По-сути, родственницами они не являлись, с чего бы Юлии взваливать на себя обязанность по уходу и содержанию чужого, постороннего человека?

— Вова, давай поговорим, - настойчиво попросила Юля, подкараулив "своего мужчину" у работы.

Вова снова попытался удрать, оправдываясь срочными делами и спешкой, но Юля вцепилась в его рукав мертвой хваткой.

— Когда ты уже переедешь к нам с Игорёшей жить и увезешь свою тетку обратно? - в жесткой форме поинтересовалась она. - Если сам не займешься ею, то я отвезу ее в ту деревню на автобусе. Сама! Дорогу я запомнила, будь уверен!

Владимир заметно напрягся.

— Только попробуй! Ты ничего не понимаешь? Квартира, в которой ты сейчас живешь - принадлежит этой самой бабке! - вращал глазами "любимый", - И если ты вернешь бабку моим сестрам, то естественно я.. То есть мы! - осекся Вова, - лишимся этой квартиры! Мы ее попросту упустим и нам придется самим снимать жилье, или того хуже - лезть в ипотеку!

Юля не могла поверить своим ушам.

— Так ты.. Меня.. Специально разыскал что-ли? Чтобы я за теткой твоей смотрела? Ведь так?

— А что? Я разве неправильно сделал? - огорошил Юлю Вова, - Ты при деле, со мною рядом, тебе не нужно платить за съем квартиры. Бабка помыта-накормлена-присмотрена. И волки сыты, и овцы целы. Ну поживешь с нею до тех пор, пока не покинет этот мир, зато при квартире останемся! Ну да, каюсь: я вспомнил о тебе только сейчас, да я подлец. Но и ты должна заслужить мою к тебе любовь и доверие. Прояви терпение, уважь бабку, а уж потом, когда ее не станет, будем жить в этой квартире хозяевами и всей семьей! - невозмутимо заявил Юле Владимир.

Юля вытаращила глаза, не ожидая такого откровенно разговора начистоту.

— Я думала, мы с Игорем тебе стали нужны, - пролепетала она, хлопая глазами. - Поэтому ты нас разыскал.. А тебя оказывается, все мысли упираются в какое-то наследство..

Юле стало мерзко смотреть на ухмыляющееся лицо человека, во второй раз обманувшего ее.

— Мне нужна квартира! - самодовольно заявил он, распрямляя плечи. - А квартира у бабки хоть и старая, зато почти-центр. И дом крепкий. Получится с квартирой - обещаю, мы с тобою распишемся. А не хочешь - уматывай. Другую бабу тогда найду, согласную! Сама посуди: нафиг ты мне без собственного жилья, да еще и с довеском, сдалась?

Снег хрустел под ногами удаляющегося мерзавца, а Юля стояла растерянная и смотрела ему вслед.

***

Всплакнуть хотелось. Напиться от горя. Но дома - сын ждет. И бабка. Плачущая, шла по улице, ноги мерзли в старых сапогах.

Обманул!

А она развесила уши, наивная! Думала, изменился, да только снова ошиблась!

Дома во все двери ломилась-стучалась бабка.

— Юля, мне чаю некому сделать! - накинулась старая на женщину чуть ли не с кулаками.

Юля терпеливо налила старухе чай. Присела на табуреточку и залилась горючими слезами.

В пятницу за баушкой приехали двое: самая суровая двоюродная сестра Вовы и тот пропитый мужичок - двоюродный брат.

— Мы за бабушкой, - объявили они, шагая по комнатам прямо в обуви.

Суровая оглядела все вокруг, провела пальцем по полочке древнего серванта.

— Поди старуху голодом моришь? - сдвинув брови на переносице, рявкнула на Юлю женщина. Повернувшись к бабушке, поинтересовалась:

— Не голодаешь?

— Голодаю, - тоненьким голоском "пожаловалась" старуха и Юля чуть не задохнулась от возмущения.

— Но мы же недавно обедали! Я бабушку покормила!

— Я так и знала. Голодная, немытая, бесправная ты тут живешь! - с ненавистью рявкнула гостья, оттеснив Юлю от бабки. - Поехали обратно в деревню! А на тебя, прохиндейка, - тыча пальцем прямо в лицо Юле, заявила суровая, - В суд подам! В черном теле старуху держишь! Поди и мутузишь ее до кучи!

Бабку увели, схватив под-руки и Юля осела у дверей.

***

Через четыре дня бабку вернули обратно Юле. Две тетки с утра в дверь постучали, в дверь баушку втолкнули и испарились.

Бабка на Юлю смотрела чуть не плача.

— Есть хочу. Тащи!

— Так вы же жалуетесь, что не кормлю я вас! - обиженно заявила Юля, но тут-же одернула себя.

Бабушка - что дите малое. Не осознает, что говорит, что с нее взять-то? Повела на кухню, поставила перед нею еду и та с жадностью накинулась, сметая со стола все подряд. Пока Юля потрясенно смотрела на старуху, в дом ворвался Вова.

Он открыл входную дверь своими ключами. Бешенно вращая глазами, заорал с порога на Юлю:

— Пенсия бабкина - где?! Отдавай!

— Какая пенсия? - поразилась Юля. - Ты о чем?!

— Ты давай мне тут дурой не прикидывайся! Я только из деревни приехал, там сказано, что пенсию бабке на руки отдавали три дня назад! Где она?! - нетерпеливо вскрикнул мужчина. - Мне деньги срочно нужны, я на них расчитывал, дай!

— Да что хоть такое творится-то?! - вскочила Юля, - Родня твоя приезжала, бабу Тоню увозила! Только-что ее вернули мне обратно! Ты посмотри в каком она виде приехала? Грязная, вонючая, голодная и лохматая! Не такой она от меня уезжала!

Гнев охватил Юлю, когда она догадалась, зачем родственникам вдруг понадобилась старушка.

— С них и спрашивай! А от меня отстань! Я сейчас-же собираю вещи и уезжаю! Ищи другую дуру, согласную на твои дурацкие условия, а с меня - хватит! - вскричала Юля, побежав собирать чемодан.

"Хватит с меня! Я на такое не нанималась!" - плача, носилась она по комнате.

Поделись!